Ты умираешь

ty umiraesh «Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами;

Когда же перед смертью с глаз
Завязка упадает,
И все, что обольщало нас,
С завязкой исчезает;

Тогда мы видим, что пуста
Была златая чаша,
Что в ней напиток был — мечта,
И что она — не наша!»

Михаил Лермонтов

Ежедневная гонка за благополучием, надо все успеть, должен сделать, чего-то хочу и так каждый день, пока.… Пока не обдаст могильным холодом приближающаяся смерть. Что почувствуешь, какие мысли придут в голову на пороге вечности? Ты и смерть, лицом к лицу, один на один.

Никогда не пробовал представить себе, что будешь испытывать, именно ты, в тот момент, когда старушка с косой постучит в дверь? Нет больше мирской суеты, ты еще дышишь, но уже выключен из повседневного забега под названием жизнь. Ты умираешь.

И уже неважно долго или коротко длился твой жизненный путь. А также где и по какой дороге жизни ты шел: пробирался сквозь чащу по лесной тропинке; петлял по извилистой горной тропе; преодолевал ухабы и колдобины проселочной дороги или прогуливался по прямому и широкому городскому проспекту.

Конечно, ты знал, что когда-нибудь умрешь, но, вот это когда-нибудь, казалось таким бесконечно далеким, почти нереальным. Даже если и прокрадывались мысли о неизбежности смерти, ты всегда умел быстро с ними справляться.

Хотя в редкие минуты, какого-то экстатического просветления, ты осознавал, что надо остановиться, задуматься, подумать, что же будет там, за таинственным покрывалом смерти. И будет ли вообще, что-нибудь?

«Смерть — это всего лишь переход из одной жизни в другую, переоблачение из старой одежды в новую».

«Бхагавад-Гита»

Но вспышки прозрения редко возникали и быстро угасали под потоком мыслей о, казалось бы, более важных, на тот момент, проблемах и заботах. Это сейчас, когда умирающие тело отказывается тянуть ярмо жизни, ты начинаешь понимать, что большая часть былых деяний, желаний и мечтаний были просто данью твоему тщеславию и самолюбию.

«Радости служебные были радости самолюбия; радости общественные были радости тщеславия»…

Л.Н.Толстой «Смерть Ивана Ильича»

Все твое сознание до этого момента было направлено на внешнее, относилось, в основном, к вещам,  с которыми ты соприкасался в результате жизненного опыта. Но интерес к окружающей действительности, к земному, материальному постепенно ослабевает, утекает, теряется. Твое сознание проникает куда вглубь, сосредоточенно пытаясь понять, в чем же был смысл твоей нынешней жизни. И, «о чудо!», ты вдруг начинаешь осознавать, что, как никогда, близок к ответу.

«В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, что был лишен силы понимания, но потому, что он понимал, что-то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего».

Л.Н.Толстой «Война и мир»

Другая, новая, но, почему-то, тревожно знакомая реальность все чаще возникает перед твоим взором. Эти видения иного мира, на первых порах, смутные, сюрреалистичные и больше походят на сон. Но чем ближе подступает смерть, тем реальней картины иного бытия. Как будто в хорошо знакомом доме, где знаешь каждый закуток, ты вдруг обнаруживаешь потайную дверь, открываешь ее, зная, что увидишь  заброшенный чулан, а видишь мир своей заветной детской мечты. Ты пока не можешь войти в этот мир, что-то держит, не пускает тебя, но уже сейчас он дарит тебе ощущение покоя и всепоглощающей любви.

«Девочка зажгла еще одну спичку. Теперь она сидела перед роскошной рождественской елкой. Эта елка была гораздо выше и наряднее той, которую девочка увидела в сочельник, подойдя к дому одного богатого купца и заглянув в окно. Тысячи свечей горели на ее зеленых ветках, а разноцветные картинки, какими украшают витрины магазинов, смотрели на девочку. Малютка протянула к ним руки, но… спичка погасла. Огоньки стали уходить все выше и выше и вскоре превратились в ясные звездочки. Одна из них покатилась по небу, оставив за собой длинный огненный след.

«Кто-то умер», — подумала девочка, потому что ее недавно умершая старая бабушка, которая одна во всем мире любила ее, не раз говорила ей: «Когда падет звездочка, чья-то душа отлетает к богу».

Ганс Христиан Андерсен «Девочка со спичками»

Чем меньше остается жизненных сил в умирающем теле, тем чаще мелькают перед тобой картинки-воспоминания обо всем, что совершал, говорил или думал, о том, в чем преуспел, где потерпел неудачу. Душа, готовясь отбыть из приходящего в негодность, терпящего катастрофу разрушения тела, пакует чемоданы памяти. Она перетряхивает все события твоей жизни, чтобы захватить на следующий этап существования наиболее ценное и важное для ее дальнейшего развития.

«Никакой человек в мире не родится готовым, то есть вполне сформировавшимся, но всякая его жизнь есть не что иное, как беспрерывно движущееся развитие, беспрестанное формирование».

В.Г.Белинский

 

Страх смерти постепенно исчезает, ты примиряешься с ней. Вместе с ответом на вопрос о смысле жизни приходит и осознание смысла смерти. Ты готов встретиться с вечностью!

«И она торопливо чиркнула всеми спичками, оставшимися в пачке, — вот как ей хотелось удержать бабушку! И спички вспыхнули так ослепительно, что стало светлее, чем днем. Бабушка при жизни никогда не была такой красивой, такой величавой. Она взяла девочку на руки, и, озаренные светом и радостью, обе они вознеслись высоко-высоко — туда, где нет ни голода, ни холода, ни страха, они вознеслись к богу».

Ганс Христиан Андерсен «Девочка со спичками»


spacer

Оставить комментарий